Если не будут брать — отключим газ: Евросоюз продлил антироссийские санкции

фoтo: en.wikipedia.org

Стoит oтмeнить, чтo Eврoсoюз нe ввeл нoвыx oгрaничeний и нe ужeстoчил стaрыx. Нa фoнe плaнoв СШA нaлoжить нoвыe aнтирoссийскиe сaнкции этo ужe кaжeтся xoрoшими нoвoстями. Тaким oбрaзoм, ввeдeнныe 31 июля 2014 гoдa oгрaничитeльныe мeры прoдoлжaт дeйствoвaть кaк минимум дo 31 янвaря 2018 гoдa.

Зaмeститeль министрa инoстрaнныx дeл РФ Aлeксeй Мaшкoв зaявил, чтo рeшeниe Сoвeтa Eврoпы вызывaeт сoжaлeниe, и нaпoмнил, чтo от российских контрсанкций страдает экономика Евросоюза. Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков на вопрос об ответных мерах России подчеркнул, что «принцип взаимности никто не отменял».

«Санкции по Крыму, на мой взгляд, не будут снимать очень долго — лет пять-десять, а то и пятнадцать, — отметил в разговоре с «МК» доцент кафедры Европейского права МГИМО Николай Топорнин. — Но самые болезненные для России санкции, конечно, связаны с конфликтом на Донбассе. Это именно те санкции, которые воздействуют на экономику, на предприятия, на доступность нашим предприятиям высоких технологий, особенно двойного назначения. Это в первую очередь затрагивает нефтегазовый комплекс: к сожалению, Россия не обладает полным набором технологий для того, чтобы добывать газ и нефть в особо сложных условиях. Есть также ограничительные меры, которые касаются займа денег на финансовых рынках Европы. Все это не способствует увеличению объема инвестиций в нашу страну.

Именно эти санкции завязаны на реализацию «минских» соглашений, но она, как видите, пробуксовывает. Как долго они будут продлеваться, сложно сказать. Пока я не вижу оснований для того, чтобы ограничения были сняты. Видимо, России нужно жить, опираясь только на свои силы».

По мнению эксперта, санкции могли бы дать позитивный сдвиг российской экономике и уменьшить зависимость нашей страны от западных технологий. Однако за несколько лет под санкционным режимом существенного развития инновационного сектора не произошло.

«Что касается наших контрсанкций, то США от них вообще не страдают, — считает Николай Топорнин. — Товарооборот между нашими странами мизерный. А в Европе в свое время пострадала только агропромышленность. Но они пережили этот шок, переориентировали рынки (на ту же Украину, например) и уже потерь не несут. Больше у нас нет возможности на них давить. Мы можем перекрыть только газ и нефть. Но мы этого не будем делать, потому что это наш основной источник доходов в бюджет».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.